nevelatte
nevelatte per sempre
1. В этом режиме, как несложно догадаться, живущая в женщине самка ищет среди мужчин носителя качественного генофонда. Очевидно, что чем больше вариантов, тем шире выбор. Поэтому дабы расширить поиск, женщина ведет его всюду. Особенно в людных, посещаемых мужчинами местах. В современном мире это могут быть такие сектора сексуальной биржи как клубы, рестораны, дискотеки, пляжи и прочие места, в которых есть условия для определения качеств партнеров и демонстрации собственных. Стандартная тактика сексуальной охоты женщины – сканирование окружающих ее мужчин и сравнение впечатления от них с неким образом «идеального мужчины». Параллельно женщина демонстрирует собственные достоинства (фигуру, пластику, шарм, лицо и т.п.). Для этого она выгодно подчеркивает имеющиеся у нее преимущества и скрывает недостатки с помощью макияжа, одежды, украшений, соблазнительных поз, движений в танце и т.п. Этим она провоцирует мужчин на то, чтобы они заметили ее и начали процесс ухаживания.


2. Базовым приемом женской охоты является «убегание». Продемонстрировав интерес к мужчине, женщина тут же отступает, как бы предлагая мужчине начать преследование и ухаживание. Таким образом, она занимает более выгодную позицию объекта охоты. Это позволяет ей включить у мужчины инстинкт охотника, заставляющий его продемонстрировать свои качества. Кроме того, психологически такая позиция выгоднее. «Раз ты меня добиваешься, значит я ценная, а ты – нет». О материальных выгодах такой позиции можно и не говорить. Все затраты на сближение падают на мужчину.

3. Режим тестирования мужчины.

В этом режиме женщина оценивает генетическую перспективность мужчины как отца будущих детей а также как их и своего потенциального кормильца. Причем, делать это она может как инстинктивно, так и сознательно. Результирующая будет зависеть и от степени примативности женщины, и от жизненного опыта, и от образования.

Рассмотрим сначала инстинктивные критерии отбора. Основные биологические критерии отбора очевидны: как отец потомства партнер должен быть генетически полноценен, а как потенциальный кормилец и защитник – жизнеспособен. Кстати, это относится и к матери тоже, правило применимо к обоим полам.
Генетическая полноценность потенциального партнера воспринимается как красота. То есть оценка происходит по экстерьерным признакам. Причем, интересно, что жестко оценивается только симметричность тела. Инстинктивное отторжение вызывают только явные проявления болезни и уродства, как явный признак плохих генов или низкой жизнеспособности. Остальные же признаки, такие как пропорции тела, цвет кожи, наличие и цвет волос, разрез глаз по-разному оцениваются не только в разных культурах, но даже в одной и той же культуре в разных слоях общества и в разное время. Например, в большом городе могут считаться красивыми худые женщины, а в сельской местности той же страны – толстые. Логика инстинкта проста: если особей с данным экстерьером много, значит они успешно размножились, следовательно они несут гены, дающие жизнеспособность данной популяции в данных условиях. Кроме того, партнер с нетипичными для данной популяции, но симметричными экстерьерными признаками может привнести свежие гены. В этом случае партнер может оказаться особенно привлекателен, так как включается инстинкт предпочтения свежей крови. Так пропорционально сложенная женщина с правильными чертами лица благодаря нетипичному разрезу глаз, форме носа, цвету кожи или просто необычному макияжу приобретает «изюминку», то есть, дополнительную сексуальную привлекательность. Поэтому каноны красоты – вещь изменчивая. А в современном мире они вообще формируются коммерческими структурами с помощью стандартных экстерьерных и рекламных трюков. Очень интересна в этом контексте реакция на татуировки. В культурах, где традиция делать татуировки носит массовый характер (например, у некоторых племен индейцев), они воспринимаются как украшение и усиливают сексуальное влечение. Однако, в культуре, где это явление не массовое, у многих людей татуировка вызывает инстинктивное отвращение как дефект кожи, кожная болезнь, свидетельствующая о низкой жизнеспособности и опасности заразиться.
Не менее важный для партнера признак, чем генетическая полноценность – общая жизнеспособность. О ней может свидетельствовать целый набор признаков. Основные признаки у мужчин – это признаки высокорангового высокопримативного самца (см. признаки высокого ранга по Протопопову), так называемая «крутизна». Поэтому женщинам инстинктивно нравятся уверенные в себе властные оптимистичные решительные предприимчивые амбициозные эмоциональные мужчины с чувством юмора. В том числе самовлюбленные эгоисты, проныры, негодяи, подлецы и буйные самоуверенные недоумки. Инстинкт самки слеп, не знает ничего о цивилизации и реагирует на формальные признаки жизнеспособности по критериям каменного века. Инстинкт не знает, что буйный недоумок в современном мире станет алкоголиком и неудачником, а самовлюбленный самоуверенный проныра надолго сядет в тюрьму за мошенничество. А то и устроит свою жизнь за счет самой женщины. Инстинкт все еще думает, что они станут вождями или добычливыми охотниками.
Точно так же самцовый инстинкт мужчины оценивает жизнеспособность потенциальной партнерши по далеко не самому удачному критерию – по хитрости, умению играть, торговаться, добиваться своего, способности манипулировать мужчиной и заставить его обеспечивать себя и потомство. Такая способность женщины воспринимается мужчиной как шарм. При гипертрофии этой способности она воспринимается как стервозность. Вот мы и узнали мимоходом, почему многие мужчины так любят стерв. А заодно, почему женщинам очень нравится, когда их так называют. Искренняя и честная женщина поэтому часто оказывается сексуально непривлекательна для большинства мужчин, и достается опытному проныре, который понимает, что сможет ее использовать. Интересно, что жизнеспособность в процессе выбора партнера привлекает больше, чем просто красота. Красивая, но квелая и зареванная женщина непривлекательна, так как инстинкту подозрительны признаки неблагополучия. А вдруг она больная? Гораздо привлекательнее для мужчин не очень красивая, но жизнерадостная и активная женщина. И красавчик с затравленным видом и страхом в глазах точно также не привлечет женщину. Ее больше привлечет некрасивый, но уверенный в себе властный веселый бесшабашный мужчина. Женщины называют это «мужская харизма». Признаки слабости указывают на неперспективность наследственной линии.

4. Мы увидели, почему женщины любят «плохих» мужчин. Посмотрим, теперь, почему они не любят «хороших». Дело в том, что мужчина, «хороший» с точки зрения общественной морали, то есть являющийся полезным эффективным членом современного общества, стал полезным и эффективным в основном в силу своей низкой примативности и сниженному ранговому потенциалу. То есть благодаря способности сопротивляться действию животных инстинктов. Например, действию иерархического инстинкта. А женщина инстинктивно оценивает мужчину на соответствие именно животным инстинктам. Современный адекватный мужчина не бросается на другого мужчину с дубиной, а решает все вопросы путем переговоров. Что с точки зрения самочного инстинкта женщины является слабостью, признаком низкого ранга. Современный адекватный мужчина демонстрирует воспитанность, предсказуемость. То есть подчинение неким правилам. Следовательно эти правила кем-то установлены. А значит тот, кто эти правила выполняет – низкоранговый, кто не выполняет – высокоранговый. Современный мужчина воспитан в духе уважения женщины и выполнения ее желаний. Он спрашивает: «Милая, куда ты хочешь пойти?» или делает любимой дорогой подарок. И тут же теряет любовь и уважение женщины, так как в ее инстинкте прошито, что так себя может вести только слабак. Сильный самец все решает сам, навязывает другим свое решение, а женщину берет бесплатно. Такова первобытная животная логика. И если в сбалансированном обществе она нейтрализована компенсационным механизмом, то быть «хорошим парнем» в разбалансированном современном обществе – все равно, что быть низкоранговым самцом в первобытном стаде. Другими словами, современный мужчина социально адаптирован за счет того, что лишен тех самых качеств, которые привлекают женщин. Попросту, цивилизованность уродует мужчину в женских глазах.


5. Женщина выбирает отца своим детям руководствуясь животными инстинктами, по критериям времен человеческого стада. А социум нейтрализует этот ее инстинктивный выбор и выбирает отца по современным цивилизованным критериям. Поэтому свободный сексуальный рынок, предоставление женщине свободного выбора, непременно ведет к повышению средней примативности и деградации социума.


6. Если женщина признала мужчину годным к парному взаимодействию, но ее инстинкт самки не уверен, что вы являетесь элитным осеменителем, то она может исполнить ритуальную демонстрацию каких-нибудь своих выгодных качеств. Например, может как бы невзначай переспать с вами, продемонстрировав максимум сексуальности и доставив вам максимальное удовольствие. Или помоет посуду. Или поможет в делах. Или даже почистит кафельную плитку в вашей ванной. Но не обольщайтесь. Продолжения не будет. Она лишь продемонстрировала, как вам будет хорошо, если вы ее заслужите. И начала исполнять следующий за ритуалом заманухи ритуал убегания. Она отдалится от вас, сделает шаг назад. Вы не признаны любимым сразу, и вам придется исполнить ритуал ухаживания. То есть пройти через дополнительное тестирование. Выражаясь рыночным языком, она будет с вами жестко торговаться, обменивая свои сексуальные услуги на ваши материальные. И при этом наблюдать и оценивать, как вы себя ведете.

7. У очень многих биологических видов самцы должны каким-либо образом доказать свое право осеменить самку путем демонстрации своей жизнеспособности. Либо отогнать самцов-конкурентов от самки. Либо захватить и удерживать территорию. Либо построить гнездо. Либо продемонстрировать свою ловкость и выносливость в ритуальном танце. Либо все это вместе. Достаточно посмотреть вокруг, чтобы убедиться, что на решение человеческой самки о спаривании с самцом все эти факторы влияют самым непосредственным образом. Мы знаем, что женщина в период вынашивания и выращивания потомства достаточно долго остается неспособна на самостоятельное существование. Поэтому прежде, чем забеременеть, она обязательно должна убедиться, что данный самец не только жизнеспособен, но еще и расположен к ее обеспечению.
Итак, ухаживание есть процесс, когда с одной стороны женщина подробно тестирует мужчину на жизнеспособность и способность ее кормить. С другой стороны – мужчина эти способности демонстрирует.

8. Сталкивая мужчину с соперником, она проверяет бойцовские и охранные качества мужчины. Опаздывая на свидание, или говоря у стойки бара «угостите даму коктейлем», или «мне нравится эта машина, неужели я всю жизнь буду ездить на трамвае, меня это так печалит» и т.п., она проверяет его реакцию на унижения и манипуляции со стороны женщины, его самостоятельность мышления. Кстати, это очень интересный тест. Если мужчина полностью идет на поводу и проглатывает провокацию, выполняет требования женщины, он демонстрирует тем самым свою управляемость, склонность подчиняться и попутно платежеспособность. Женщина отведет ему в своей жизни соответствующее место – дойной коровы. Будет доить, но любить и уважать не сможет. Секса ему либо не видать вовсе, либо он будет получать строго дозированные порции в зависимости от оплаты. Если мужчина будет возмущаться и прочтет женщине лекцию о аморальности бытовой проституции, то женщина, хоть и вынуждена будет его уважать, но закончит с ним отношения как с «правильным» и абсолютно неуправляемым по причине слишком сильного иммунитета к манипуляциям. Но вот если мужчина продемонстрирует психологическую устойчивость или даже поставит женщину на место, уверенно, но неагрессивно и с юмором, ограничившись символическими ритуальными подарками, то инстинкт самки идентифицирует его как сильного самца с самостоятельным мышлением, но при этом готового снабжать самку и детенышей, и включит любовь. Женские капризы также являются тестовой провокацией. Мужчина в процессе ухаживания должен одновременно продемонстрировать и способность частично подчиняться женщине (исполнять мелкие капризы и прихоти между делом), и надежность (не делать из капризов проблему), и устойчивость (непринужденно отмазываться от исполнения неадекватных капризов).